Завтра - значит никогда / 'Tomorrow' is for 'Never'

автор Дмитрий Гломозда






                        Часть первая
                          ВЧЕРА...

     - Да, что ни говорите, а июнь выдался!  -  пафосно  изрек
Дейл, обращаясь к самому себе. Окрыленный этой глубокой и, что
немаловажно, законченной мыслью,  бурундук  распахнул  настежь
окно  спальни,  впустив  в  комнату  утренний  ветерок.  Поток
воздуха растормошил  давно  нуждавшиеся  в  стирке  занавески,
прохладной пыльной волной пронесся по  комнате  и,  постепенно
перерастая в сквозняк, ушел гулять дальше по нижнему этажу.
     - Дейл, закрой окно! Дует! -  донесся  из  коридора  крик
Чипа. Он как раз возвращался из душа, поэтому особого восторга
по  поводу  внезапно  нахлынувшей  волны  холода  по  понятным
причинам не испытал.
     - А Гаечка говорит, что свежий воздух полезен! -  крикнул
в ответ Дейл, отмахиваясь от пыли и  в  очередной  раз  обещая
себе завтра постирать занавески.
     - А сквозняк - вреден! Можешь спросить у нее же!  -  Чип,
содрогаясь от холода, кинулся к шкафу и стал быстро натягивать
куртку. Было бы  очень  глупо  простудиться  в  такую  хорошую
погоду. И в такой долгожданный день...
     - Как  же  у  нее  спросить-то,  если  она  все  время  в
мастерской? Уже почти месяц как...
     Слова  Дейла  заставили  Чипа   горестно   вздохнуть.   В
последнее время Гайка  действительно  слишком  много  внимания
уделяла своим механизмам. Не иначе, увиденное  в  Боттлботтоме
произвело на нее такое глубокое впечатление,  что  она  решила
воспроизвести  если  не  все  тамошнее  оборудование,  то,  по
крайней мере, большую его часть. Мужские четыре пятых  команды
Спасателей, конечно, понимали, что зря изобретательница ничего
не делает (ну, разве что иногда  чересчур  увлекается...),  но
столь дикого приступа творческих поисков они не наблюдали  уже
давно.  Пожалуй,  с  самого  момента  знакомства  с  ней.  Они
догадывались, что именно так выглядела жизнь прекрасной  мышки
до встречи с ними, ибо нагромождение чуть не убивших их  тогда
ловушек могло быть результатом  лишь  очень  и  очень  буйного
энтузиазма. Но сказать ей об этом прямо не  решались.  Гаечка,
хоть и демонстрировала  порой  чудеса  выдержки,  твердости  и
решимости, была все же очень чувствительной по натуре.  Сейчас
она казалась отделенной от них хрустальной стеной, но никто из
команды не взял бы на  себя  смелость  попробовать  эту  стену
пробить. Ибо острые обломки стены могли  запросто  порвать  ту
нить, ту паутинку, что  связывала  их  между  собой  и  делала
чем-то  неизмеримо  большим,  чем  просто   толпой   из   двух
бурундуков, двух мышей и мухи. А печальный опыт  у  Спасателей
уже был. Они уже переживали уход Гайки, подавленной  неудачами
и авариями, Рокфора,  околдованного  чарами  Дезире  де  Люре,
Вжика, обиженного незаслуженными нападками, Дейла, опьяненного
сверхъестественными   способностями...   И    хотя    паутинка
выдерживала,  и  все  в  итоге  возвращалось  на  круги  своя,
рисковать  лишний  раз  никто  не  хотел.  Даже  Гаечка  с  ее
познаниями  в  физике,   механике   и   теории   сопротивления
материалов не смогла бы подсчитать прочность  этой  невидимой,
лежащей за гранью физического  мира  связи.  Она,  конечно,  с
высоты присущего ей реализма сказала  бы,  что  паутина  вдвое
прочнее стальной нити того же диаметра, но ведь известно,  что
порой  для  ее   разрыва   достаточно   одного   неосторожного
движения...
     Обуреваемый этими мыслями Чип нахлобучил шляпу и вышел из
комнаты. Дейл, натягивая на ходу гавайку, последовал  за  ним,
чуть не врезавшись в дверной косяк.
     Сегодня на кухне дежурил Рокфор, поэтому,  как  всегда  в
таких случаях, на весь штаб пахло сыром.  Сам  Рокки  в  белом
фартуке  и  такого  же  цвета  колпаке  колдовал   над   двумя
кастрюлями.
     - Доброе утро, Рокки! - синхронно сказали друзья, занимая
свои места за столом.
     При этих словах Рокки подпрыгнул, как ужаленный, поплевал
три раза через каждое плечо и показал язык своему отражению  в
висевшей  перед  ним  сковородке,  надраенной  до  зеркального
блеска. После чего  схватил  со  столика  какие-то  непонятные
штуки, сделал  пару  замысловатых  па  и  только  после  этого
повернулся к опешившим бурундукам.
     - Ты чего, Рокки? - спросил Чип.
     - Я-то как раз ничего! А вот вы!.. Разве вы  забыли,  как
надо себя вести в такие дни, как этот?
     Чип задумчиво почесал подбородок. Дейл не менее задумчиво
постучал  по  носу  и  поковырялся  в  ухе.  Рокки  недовольно
фыркнул, но все же снизошел до того, чтобы просветить их.
     - Сегодня суббота, - сказал он замогильным шепотом. После
чего, указав на висевший в коридоре  большой,  на  всю  высоту
стены, отрывной календарь, еще более страшным голосом добавил:
     - Тринадцатое!
     - Тю,  всего  лишь!  Я-то  думал...  -  рассмеялся  Дейл,
который тринадцатого числа боялся лишь в сочетании с пятницей,
озером и темным лесом.
     - Рокки, ну как ты можешь во все это  верить?  -  спросил
Чип. - Ты же объездил весь мир, видел столько  всего,  сколько
нам и не  снилось.  Разные  культуры,  обычаи...  Неужели  это
ничему тебя не научило?
     - Ну вот,  и  вы  туда  же...  -  протянул  Рокки,  снова
отворачиваясь к плите. Он  открыл  одну  из  кастрюль  и  стал
энергично  помешивать  содержимое.  Даже  слишком   энергично,
поскольку брызги так и летели.
     - "Туда же" - это куда?  -  спросил  Дейл.  Чип  хмыкнул,
будто говоря "это же элементарно!", хотя тоже не совсем понял,
что имеет в виду  Рокфор.  Просто  он,  в  отличие  от  своего
экспрессивного  друга,  старался  без  нужды   не   выказывать
непонимание. Пусть Дейл помучается, поломает голову...
     - Вы говорите точь-в-точь, как Гайка! -  наконец  ответил
Рокфор, закончив  помешивать  похлебку  и  доставая  из  полки
тарелки.
     - А что, она уже встала? - удивился  Чип.  -  Еще  только
пять минут девятого, а, учитывая, что шум из ее мастерской  не
стихал до полуночи...
     - До двух! - уточнил Дейл. - Когда я дочитал  комикс  про
супербегемота, было два часа. А звуки продолжались...
     - Знаю, сам еле уснул, - кивнул Рокфор. Он поставил перед
друзьями дымящиеся тарелки, снял колпак и сел  за  стол  перед
ними. - И еле встал, чтобы успеть все подготовить к  завтраку.
А в семь или около того она уже заявилась на кухню, проглотила
пару бутербродов и пошла в мастерскую.
     - В СЕМЬ?! Да она  же  там  сутками  сидит!  Надо  что-то
делать...
     - Ну, - Рокки заговорщицки подмигнул друзьям, - зато  она
согласилась пойти с нами сегодня на хоккей!
     - ЧТООО?! - радостно закричали оба, вскакивая со  стульев
и чуть не опрокинув при этом стол.
     Эта игра стала  легендарной  задолго  до  своего  начала.
Финал розыгрыша Кубка  Стэнли  между  командами  "Мичиган  Рэд
Старз" и  "Сан-Анджелес  Рейнджерз".  Седьмой,  решающий  матч
серии, уже сейчас провозглашенной одной из самых напряженных и
непримиримых за всю историю НХЛ. В этом финале было уже все: и
нереализованные  буллиты,  и   удержание   счета   в   двойном
меньшинстве,   и   невозможные    сейвы,    и    неподдающиеся
рациональному  объяснению  промахи  и  голы...  Это  эпическое
противостояние просто невозможно было  пропустить,  тем  более
что местом его проведения был выбран именно их город.  Связано
это было с тем, что во время последнего матча в  Сан-Анджелесе
на трибунах возникли масштабные беспорядки,  и  решающий  матч
было решено проводить на  нейтральной  территории  в  пределах
Западной  Конференции.  Грех  было  не  воспользоваться  такой
большой удачей, и Рокки с Вжиком загодя разведали обстановку в
"Айс-Доуме", забронировав лучшие  места  -  на  верхнем  ярусе
шестого сектора, откуда открывался панорамный вид на все  поле
и два угловых видеоэкрана. Они ничего не  пропустят  и  воочию
увидят  триумф   "Рейнджеров"!   Понятное   дело,   изначально
предполагалось присутствие всей команды. Но, в свете последних
дней, Чип ощущал,  что  шансы  наблюдать  за  матчем,  обнимая
Гаечку, тают с каждой минутой. А хоккейный матч  с  Гаечкой  и
хоккейный матч без Гаечки - это два разных хоккейных матча...
     - Ты уверен?! Она так сказала?! Ты все правильно  понял?!
- начал допытываться Чип.
     - Ты ничего не перепутал?! Это точно Гайка была?! Тебе не
померещилось?! Может, это Вжик сказал?! - усердствовал Дейл.
     По лицу Рокки пробежала тень,  уголки  пышных  усов  чуть
опустились, улыбка поблекла.
     - Ну, вообще-то...
     - Что?! Что?!
     - Я так понял... Хотя теперь уже не так уверен...
     - Перескажи полностью  ваш  с  ней  разговор,  -  строгим
голосом попросил Чип. Эйфория, охватившая  его  после  первой,
исторической реплики Рокфора, после этих слов совершенно сошла
на нет. В голове прояснилось, и внешне он выглядел спокойным и
выдержанным, но в  животе  ощущал  холодную  тяжесть,  как  от
дурного предчувствия. Предчувствия страшного разочарования...
     - Да  пересказывать  особо  и  нечего.  Стою  я,  значит,
готовлю завтрак. Заходит Гайка. "Доброе утро". Я, как водится,
принял все необходимые меры, чтоб не  сглазить.  Она,  правда,
этого даже не заметила. Только когда я ей сказал  "Сегодня  же
суббота, 13-е!", ответила "Как ты можешь в это верить?  Ты  же
объездил полмира...", в общем,  то  же  самое,  что  и  вы.  Я
поэтому и сказал вам "И вы туда же"... К чему это я? А, ну да!
Так вот, я ей и  говорю:  "Гаечка,  дорогая,  надеюсь,  ты  не
настолько заработалась,  чтобы  забыть,  что  сегодня  мы  все
вместе идем на хоккей?" И тут вдруг она  согласилась!  Я  ушам
своим не поверил! Сейчас, сейчас, я  даже  записал!  -  Рокфор
бросился к стопке сложенных в раковине тарелок. Перебрав их  и
не найдя ничего,  он  растерянно  огляделся  по  сторонам,  и,
вспомнив что-то, с радостным возгласом снял с гвоздя  висевшую
перед ним сковороду и торжественно поставил ее  на  стол  дном
вверх.  Чип   и   Дейл   посмотрели   на   сковородку,   потом
переглянулись.
     - И?
     - Понимаете, я  сам  так  опешил,  что  решил  непременно
увековечить ее слова для потомков. А под рукой ничего другого,
кроме сырной гущи и посуды не оказалось. Ну, я  и  записал  на
сковороде. Вот! - с этими словами он перевернул сковороду дном
вниз, и взору бурундуков открылись начертанные жирными желтыми
линиями буквы.
     - "Да, конечно, это именно то,  что  нужно!"  -  медленно
прочел Чип.
     - Отлично! Замечательно! Она выздоровела! Она помнит  про
хоккей! -  запрыгал  по  кухне  Дейл.  Чипа  так  и  подмывало
последовать его примеру,  но  какой-то  червячок  сомнения  не
давал  лидеру  Спасателей  покоя.   Его   инстинкт   детектива
подсказывал, что ситуация требует  тщательного  расследования.
Что-то ему не нравилось. Все это было  слишком  хорошо,  чтобы
быть правдой.
     - А Гайка точно ничего больше не говорила?  -  задал  он,
наконец, вопрос, который задавать боялся, но не задать  просто
не мог.
     - Мне - нет! - быстро  ответил  Рокфор.  Слишком  быстро.
Словно боясь спугнуть прекрасное  мимолетное  видение.  Словно
хватаясь за соломинку. Чип настолько хорошо это  почувствовал,
что внутри него все оборвалось.
     - Чип, хватит играть в сыщика! - воскликнул  уставший  от
прыжков по кухне Дейл, плюхаясь на стул  рядом  с  другом.  Он
принялся за еду, спеша и давясь, словно это могло хоть  как-то
приблизить поход на хоккей. Но Чип пропустил слова друга  мимо
ушей. Он уже все понял. Оставалось лишь уточнить детали...
     - Что она сказала, обращаясь к самой себе?
     - Что-то вроде "Может, стоит попробовать перевести что-то
и еще что-то в противофазу..." Уж извини, я не  все  запомнил,
слова были слишком сложные...
     - Все ясно... Спасибо... - Чип взял ложку и стал медленно
ковырять успевшую остыть и загустеть похлебку.
     - То есть ты  тоже  думаешь,  что  это  она...  -  Рокки,
похоже, пришел к тем же выводам, что и Чип, но  просто  боялся
принять их, как данность.
     - Сто против одного, что твоих слов о хоккее она даже  не
услышала. Ладно, хватит об этом.
     - Ну, может, до четырех часов дня она успеет все  сделать
и все-таки пойдет с нами? - Рокфор не собирался сдаваться  так
просто.
     - Ты сам-то в  это  веришь?  У  нее  там  столько  всяких
деталей и чертежей навалено, что хватит на месяцы, если не  на
годы, работы. Даже на кладбище самолетов этого добра меньше!
     - Но все же надо  попробовать  ее  уговорить!  Ей  просто
необходима передышка! -  Рокфор  был  настроен  решительно.  -
Подождем до четырех... Или нет! До обеда! Обедать она пока что
не забывает... Хотя, - добавил  он,  вновь  обратив  взгляд  к
календарю, - сомневаюсь, что в такой день,  как  сегодня,  нам
настолько повезет...

                            * * *

     Поскольку никто не мог предугадать,  когда  именно  Гайка
оторвется от работы и вспомнит о необходимости хоть что-нибудь
съесть, а ее визиты на кухню были  столь  же  молниеносными  и
краткими, как озарения Дейла, друзья понимали, что без  четкой
координации действий не обойтись.  Чип,  как  обычно  в  таких
случаях,  взял  инициативу  в  свои  руки,  и  они  почти  час
обсуждали и согласовывали план,  и  еще  почти  столько  же  -
совершали необходимые приготовления.
     Дейлу  и   Вжику   отводилась   роль   системы   дальнего
обнаружения.     Поскольку     наблюдать     за     действиями
изобретательницы непосредственно в мастерской было  невозможно
ввиду отсутствия там окон, они должны были  засесть  на  ветке
напротив окна смежной с мастерской комнаты и  смотреть  в  оба
(или  даже  вчетверо).  Едва  Гайка   покинет   мастерскую   и
направится к горке, Вжик пулей летит в  тренажерный  зал,  где
Рокки усиленно делает  вид,  что  занимается  спортом.  Они  с
Вжиком выходят из тренажерного зала и  направляются  на  кухню
"испить водички",  при  этом  демонстративно  громко  обсуждая
сегодняшнюю погоду. Заслышав их голоса, Чип выходит  из  их  с
Дейлом комнаты и  также  направляется  на  кухню  "чего-нибудь
пожевать". Если Гаечки еще нет,  он  уходит  в  примыкающую  к
кухне столовую и ждет ее появления там. Если она уже на  месте
- заговаривает  с  ней  на  отвлеченную  тему,  задерживая  до
подхода основных сил в лице Рокфора, Вжика и  Дейла,  которому
как раз  должно  хватить  времени  покинуть  ставший  ненужным
наблюдательный пост и присоединиться  к  остальным,  зайдя  на
кухню  через  ангар.  В  результате  все   выходы   из   кухни
оказывались заблокированными,  и  Гаечке  просто  некуда  было
деваться. Столь неожиданное и,  на  первый  взгляд,  случайное
появление "из ниоткуда" всех сразу и с  разных  сторон  должно
было,  во-первых,  привлечь  внимание  мышки,  а  во-вторых  -
несколько ошеломить ее, что повысит эффективность  предстоящей
тонкой  психологической  обработки.  В  общем,   должно   было
получиться. Но друзья не учли нескольких факторов...
     Первым    неучтенным    фактором    стала    облюбовавшая
наблюдательную ветку колония муравьев, проложившая себе дорогу
прямо по  Дейлу,  уже  успевшему  к  тому  времени  для  пущей
надежности привязаться к ветке  веревкой.  Неравная  борьба  с
настойчивыми  и,  что  немаловажно,   кусающимися   насекомыми
закончилась для Дейла техническим  нокдауном,  выражавшимся  в
том, что он, спеленанный, аки  младенец,  своей  же  веревкой,
повис на ветке вверх  тормашками.  Ясное  дело,  что  в  таком
положении он не мог ни наблюдать через окно за происходящим  в
комнате, ни, что самое печальное, вовремя заблокировать  двери
ангара. Пришлось то ли на ходу, то ли на лету, то ли вообще на
весу менять план - теперь Вжику предстояло дождаться появления
Гайки, потом полететь предупредить Рокфора, а после - обогнуть
дерево и влететь через ангар на кухню. Ладно,  не  беда.  Вжик
умел, когда требовалось, летать очень быстро...
     Итак, заметив вышедшую из мастерской Гайку, Вжик со  всех
крыльев полетел за Рокфором. И тут вдруг выяснилось, что  окно
спортзала заперто изнутри, и Вжик, хоть  и  был  силен  не  по
размерам, открыть его не в  состоянии.  Он  начал  колотить  в
стекло, чтобы привлечь внимание находившегося внутри  Рокфора,
но тот, измученный долгим ожиданием, как раз решил  перекусить
любимым чеддером, и никакого стука не слышал. Вжик понял,  что
сейчас если что и может подействовать  на  Рокки,  так  только
непосредственное физическое  воздействие,  и  полетел  в  штаб
через ближайший к нему вход - ангар.  Но  стоило  ему  влететь
через широкие двери на кухню, как он чуть не столкнулся с  уже
успевшей прийти туда Гайкой.
     -  О,  Вжик,  привет!  -   поздоровалась   мышка.   Вжик,
совершенно не готовый к общению с ней один на один,  испуганно
запищал и улетел в столовую, оттуда -  в  коридор,  и  стрелой
пронесся  мимо  замершей  в  дверях  кухни  Гайки,   удивленно
проводившей его взглядом.
     - Что это с ним? Неужели я так плохо выгляжу? - задумчиво
спросила  она  саму  себя.  -  Может,  стоит  начать  пораньше
ложиться спать?..
     Услышав голос Гайки, Чип, дежуривший под дверями комнаты,
застыл  в  недоумении.  Как  ей  удалось  настолько  опередить
Рокфора? Неужели Дейл и Вжик прозевали ее выход из мастерской?
Как бы то ни было, сейчас его выход. Он должен задержать Гайку
до прихода остальных. Чип откашлялся и вышел из комнаты. И тут
с лестницы донеслись  громкие  шаги  бегущего  на  всех  парах
Рокки. Великан бежал  настолько  стремительно,  что  не  успел
среагировать на появление лидера Спасателей, а  Чип  не  успел
отскочить. Разминуться в узком коридоре было  попросту  негде.
Они столкнулись,  снежной  лавиной  ввалились  на  кухню,  еле
протиснувшись в не  рассчитанный  на  такую  нагрузку  дверной
проем, и, прокатившись по полу через все помещение,  уткнулись
в сервант. Затрещало  дерево,  зазвенела  посуда.  Эффект  был
ошеломляющий.  Гайка,  как  раз  собиравшаяся  откусить  кусок
бутерброда, так и замерла с открытым ртом, глядя на помятых  и
тяжело дышащих друзей.
     - Чип?! Рокки?! Как это пони...  -  начала  она,  но  тут
сзади  раздался  крик  "Спасатель,  вперед!"  и  звон  стекла.
Обернувшись  на  звук,  мышка  увидела  залетающего  на  кухню
связанного по рукам и ногам Дейла, который  сумел  раскачаться
достаточно  сильно,  чтобы  оборвать  веревку  и  долететь  до
ближайшего  к  нему  окна.  Кухня,  еще  минуту  назад  бывшая
олицетворением чистоты и порядка, в одночасье приняла вид поля
битвы, усеянного осколками, ранеными и пленными.
     - Господи! Что здесь происходит?!  -  наконец  произнесла
заново обретшая дар речи  Гайка,  когда  начальное  оцепенение
спало.
     - Э-э-э, ну, как бы это  сказать...  -  неуверенно  начал
Чип, выбираясь из-под Рокфора.
     - Да, Гаечка, не обращай внимания, мы просто, как бы  это
выразиться... - заговорил Рокки.
     - Зашли перекусить? - в голосе мышки явственно  ощущалась
ирония.
     - Да! То есть, нет! - замахал руками  Рокки.  -  Я  зашел
попить воды. После пробежки так пить захотелось... Вот и  Вжик
подтвердит! - и он указал на быстро-быстро закивавшую муху.
     - А я, действительно, что-то  проголодался.  Дай,  думаю,
сделаю себе бутерброд-другой...  -  ответил  Чип,  старательно
пряча взгляд. Врать Гаечке, глядя ей прямо в глаза, он не мог.
Даже из благих побуждений.
     - Ясно. А ты, Дейл, стало  быть,  как  раз  решил  помыть
окно?  -  спросила  Гайка,  помогая  бурундуку  выпутаться  из
веревки.
     -  Конечно!  -   охотно   подхватил   тот,   не   замечая
расставленной ловушки.
     - А где тряпка, мыло, ведро  с  водой?  -  как  бы  между
прочим, спросила Гайка.
     - Тряпка, мыло? Не знаю. Этого план не  предусматривал...
Ой!  -  Дейл   осекся.   Чип   закрыл   лицо   шляпой.   Рокки
демонстративно загремел посудой. Вжик сделал вид, что  изучает
пятно на стене. Гайка повернулась к  Чипу  и,  подбоченившись,
заговорила голосом, не сулившим ничего хорошего.
     - План? Значит, это был план? И что же это был  за  план?
Чип, расскажи-ка! Планы - это по твоей части!
     Чип помолчал, собираясь с духом и мыслями.  Он,  конечно,
изначально собирался произнести эту речь  и,  пока  дежурил  в
комнате, перебрал  в  уме  несколько  вариантов.  Но  ситуация
все-таки  кардинально  отличалась  от  той,   к   которой   он
готовился. Эта речь  должна  была  быть  сродни  пламенному  и
прочувствованному обращению лидера к упавшим духом соратникам,
а получалась чем-то вроде сбивчивых объяснений  провинившегося
ученика...
     - Гаечка, - наконец произнес он, почувствовав, что  пауза
слишком затягивается, - мы все очень беспокоимся. За тебя. Нам
всем кажется, что ты слишком увлеклась своими делами. Они, вне
всякого сомнения, полезны и интересны, но слишком, скажем так,
требовательны  в  плане  времени  и  сил.  Всем  нам  начинает
казаться, что ты слишком отдаляешься от нас. И нас  это  очень
волнует. Даже, можно сказать, страшит. Мы, как команда, прошли
через многое. Через опасности, конфликты, даже разлуку. И, как
показывает опыт, именно разлука - самое страшное. Я верю,  что
невидимая связь между нами достаточно крепка, чтобы  выдержать
и не такое. Но менее страшно от этого не  становится.  Мы  все
реже и реже видим тебя, слышим твой голос, смех...
     По мере того, как он  говорил,  сердитое  выражение  лица
Гайки исчезло, сменившись сначала заинтересованностью, потом -
заинтригованностью, и, наконец, растроганностью. Даже Рокфор и
Вжик  замерли,  обратившись  в  слух.  Чип  почувствовал,  что
находится на правильном пути, и, вдохновленный, продолжил:
     - Нам начинает тебя не  хватать.  Мне  начинает  тебя  не
хватать...
     - Гаечка, идем с нами сегодня на хоккей! - внезапно подал
голос откровенно скучавший Дейл. Он встал со стула и подошел к
мышке. - Серьезно, мы уже очень давно никуда не ходили, а матч
обещает быть просто фантастическим! А завтра  в  нашем  городе
большой концерт группы "A-Kha"! Единственный, между прочим!  Я
уже и места присмотрел! Тебе обязательно понравится!..
     Не успела мышка ответить, как к ним подлетел  разъяренный
столь бесцеремонным вмешательством друга Чип.
     - ДЕЙЛ! Ты что себе позволяешь! Ты  все  испортил!  Ты...
Ты...
     - Да ладно тебе! Все уже  давно  все  поняли!  Вступление
затянулось, и я решил перейти к делу! В конце  концов,  именно
за этим мы все это и затеяли! - огрызнулся Дейл.
     - Концерт какой-то выдумал! Что я, не  знаю,  какая  тебе
музыка нравится?! Крики, вопли, шум! Гаечка такого не слушает!
     - Сам ты "вопли и шум"! - возмутился Дейл. -  Ты  "A-Kha"
никогда не слышал, вот и не говори!!!
     - Правильно, чего их  слушать,  мне  "Железных  Гусей"  с
головой хватило!!!
     - Нашел, что сравнивать!!! - взбеленился Дейл. - "A-Kha",
да будет тебе известно, даже написали музыку  для  фильма  про
Дирка Суава!
     - С этого и надо было начинать!  По-моему,  исчерпывающая
характеристика!
     Дейл вскипел и схватил Чипа за  воротник  куртки.  Тот  в
долгу не остался, и они уже занесли кулаки для обмена ударами,
но тут Гайка схватила бурундуков за руки  и  растащила,  встав
между ними.
     - Чип! Дейл! Ребята! Да вы посмотрите на себя! Нельзя  же
так! Чип, ты так красиво говорил про команду, а сам что?!
     - Ничего, это я так... Прости, Гаечка, -  потупился  Чип.
Дейл торжествующе ухмыльнулся, но тут Гайка  переключилась  на
него, и смеяться бурундуку резко расхотелось.
     - А ты, Дейл?! Чуть что - в драку! И перебивать, к твоему
сведению, невежливо! Проси прощения!
     - Я?!  Пусть  он  первый  извиняется!  Сравнил  "Железных
Гусей" с "A-Kha"! Тоже мне, меломан нашелся!!!
     - Я?! Извиняться?! Да как он смеет... - вскинулся Чип,  и
Гайка, поняв, что это может продолжаться вечно,  молча  обняла
бурундуков и прижала к себе. Друзья  мгновенно  утихли  и  обо
всем забыли. С минуту они так и стояли молча, после чего мышка
тихо заговорила.
     - Ребята! Ну, как вы могли подумать такое! Чтобы я забыла
вас? Чтобы променяла вас на  какие-то  механизмы?  Да  никогда
такого не будет! Слышите! Ни-ког-да!
     -  Слышим,  -  ответил  Чип,  -  и  никогда  в  этом   не
сомневались. Я всегда считал, что...
     - Так что там, Гаечка,  насчет  хоккея?  -  снова  встрял
Дейл, но на этот  раз  Чип  сдержался.  Во-первых,  драться  с
Дейлом, находясь в объятиях Гаечки, было как-то не с  руки.  А
во-вторых и в-главных, сейчас он сам  больше  всего  на  свете
хотел услышать ответ на этот вопрос...
     Гайка разжала объятия и, чуть отстранившись, посмотрела в
глаза им обоим.
     - Друзья мои! После  этих  ваших  слов,  после  всех  тех
усилий,  что  вам  пришлось  приложить,  дабы  достучаться  до
меня... После всего сказанного и несказанного... Поверьте, мне
очень хотелось бы пойти с вами...
     - Но ты не пойдешь, - закончил за  нее  Рокфор,  все  это
время  неподвижно  стоявший  у  серванта,   теребя   в   руках
неопределенной формы амулет, - так как у тебя  как  раз  очень
ответственный этап исследований, который никак нельзя прервать
или отложить на другое время. Я прав?
     Изобретательница покраснела.
     - Рокки, откуда ты...
     - Просто вчера ты это уже  говорила,  -  грустно  ответил
Чип, убирая со своего плеча ее руку и медленно отходя к столу.
- И позавчера. И за день до того...
     - Последний месяц от тебя ничего другого и не  слышно!  -
Дейл был более резок, чем Чип, но и в его голосе ощущалась  не
злость, а печаль. Он подошел к разгромленному серванту и  стал
собирать осколки разбившихся тарелок. Это  было  настолько  на
него не похоже, что не приходилось сомневаться в том, что  его
разочарование и подавленность безграничны.
     - Но послушайте, ребята! Это действительно  так!  Если  у
меня  все  получится,   наши   возможности   станут   поистине
фантастическими! Вот увидите!
     - Да, конечно, ты  права,  -  поднял  голову  Чип.  -  Но
неужели нельзя хоть на денек прерваться?
     -  Господи,  да  когда  я  закончу,  у  нас  будет  полно
времени...
     - Но игра ведь сегодня! - воскликнул Чип.  -  Я  понимаю,
что на пикник или, там, в парк развлечений можно  пойти  когда
угодно, но матч-то уже не повторится!
     - И концерт - тоже! - поддержал его Дейл.  -  Они  вообще
очень редко к нам приезжают, и могут больше вообще никогда  не
приехать!
     - Я понимаю, но... Дайте мне  эти  два  дня,  пожалуйста.
Только эти два дня. Я справлюсь, обещаю! Я все закончу!
     Четверо Спасателей переглянулись  и  одновременно  тяжело
вздохнули.
     - Ну, раз так... - Рокфор подошел к Гаечке и похлопал  ее
по плечу. -  Что  мы,  не  понимаем...  Работай,  конечно.  Ты
делаешь нужные и полезные вещи, которые  не  раз  спасали  нам
всем жизнь. Когда работали так, как  должны  были,  во  всяком
случае... Идемте, друзья, нам пора собираться!
     И Рокки с понурившимся Вжиком на плече  вышел  из  кухни.
Два  бурундука  медленно  пошли  за  ним.  Уже  в  дверях  Чип
обернулся и посмотрел на  оставшуюся  в  центре  разгромленной
кухни изобретательницу.
     - А может, все-таки?.. - тихо спросил он.
     Она лишь развела руками.  Чип  еле  слышно  всхлипнул  и,
опустив голову, вышел из кухни.

                            * * *

     - Если все же у  тебя  получится,  ну,  мало  ли,  вдруг,
освободиться  пораньше  -  найди  нас  в  "Айс-Доуме".  Шестой
сектор, первая трибунная балка. Место забронировано, его никто
не займет.  Номера  секторов  обозначены  на  стенах  большими
цифрами, не ошибешься. Твой  билет  я  оставил  на  столике  в
гостиной, - говорил увешанный разномастными талисманами Рокки,
укладывая на заднее сиденье рейнджермобиля свертки с  нехитрой
снедью. Так, чтобы в перерывах не бегать  по  битком  забитому
спорткомплексу. Гаечка лишь молча кивала. Она-то знала, что не
в силах  поторопить  природу.  Запущенный  ею  технологический
процесс никак не мог завершиться раньше девяти часов вечера...
     "Крыло  Спасателей"  в  данный  момент  было  не   совсем
работоспособно, и друзья решили взять рейнджермобиль,  который
планировали  оставить  в  кустах  на  самом  краю  окружавшего
площадь перед "Айс-Доумом" парка. Цены на  билеты  на  хорошие
места хоть  и  были  значительно  ниже  человеческих,  все  же
кусались, а места в VIP-зоне (на крышах VIP-ложи для  людей  и
комментаторской кабины) могли  себе  позволить  лишь  воротилы
уровня Толстопуза или  Капоне.  Но  в  ходе  одного  из  своих
расследований команда раскрыла одну очень запутанную  аферу  и
спасла от банкротства семью Бенни Хилтона,  директора  мышиной
зоны ледовой арены. И, когда Рокки с  Вжиком  пришли  узнавать
насчет билетов, он тут же заявил, чтоб они и думать  забыли  о
плате за вход и позволили ему в  знак  вечной  признательности
взять на себя все  расходы.  Хотя  Спасатели  всегда  работали
безвозмездно, Рокки рассудил, что нет ничего предосудительного
в том, чтобы уважить старика, и принял это предложение. Именно
поэтому они сейчас собирались в поездку,  а  не  рассаживались
перед телевизором.
     Появились принарядившиеся по такому случаю бурундуки.  Но
если  Чип  просто  повязал  вокруг  шеи  сине-красный  шарф  с
символикой "Сан-Анджелес Рейнджерз", то  Дейл  вырядился,  как
заправский хоккеист, разве что коньки не надел.  Нагромождение
разномастных щитков сковывало его  движения,  клюшка  путалась
под ногами, а маска  то  и  дело  сползала  на  глаза,  но  он
мужественно терпел все невзгоды и торжественно вышагивал, то и
дело поправляя шлем, маску или съехавший щиток. Чипу,  который
никогда раньше не упускал возможности поддеть друга, тем более
в присутствии очаровательной изобретательницы, сейчас не  было
до его мучений никакого дела. Он молча  прошел  мимо  Гайки  и
занял место возле водителя. Дейл не без помощи  верной  клюшки
забрался назад. Рокки  включил  вентилятор,  и  рейнджермобиль
тронулся в путь.
     - Счастливо, ребята! - закричала им в след Гайка. Рокки в
ответ махнул рукой, но бурундуки не отреагировали никак  -  то
ли не услышали ее голоса за гулом вентилятора, то  ли  сделали
вид, что не слышат. Она провожала их  взглядом,  пока  они  не
скрылись  из  виду,  после  чего  развернулась  и   решительно
направилась в мастерскую.
     - Даже не попрощались! - зло  говорила  она  самой  себе,
поднимаясь по лестнице. - Как дети, право слово! У меня  такой
важный этап творческих поисков, а они со своим глупым хоккеем!
И что они  в  нем  нашли?  Сила,  грубость  и  больше  ничего!
Примитив! Как может нравиться спорт, в котором самая серьезная
из используемой техники  -  сирены  и  мигалки  за  воротами?!
Господи!  Я  совсем  забыла!  Первая  стадия   процесса   уже,
наверное, завершилась...
     Она припустила со всех ног и вбежала в мастерскую как раз
тогда,  когда  таймер  отсчитал  последние  секунды  и  громко
зазвонил. Мышка бросилась к ванне  с  электролитом  и  достала
покрытые белой пленкой пластины.
     - Фух, как раз вовремя!  -  Гайка  облегченно  вздохнула,
надвинула на глаза очки и с головой ушла в работу. График  был
жестким.  За  сегодняшний  день  она  рассчитывала  доработать
суперклей, дособрать и отладить пневматические  пистолеты  для
забивания крюков в сколь угодно прочные стены, в очередной раз
перебрать  двигатели  "Крыла"  и  доделать  легкий,  но  очень
прочный  каркас  для  будущего   сверхзвукового   летательного
аппарата. Но самой главной задачей на сегодня было довести  до
ума технологию  получения  более  чистого  жидкого  калия  для
последующего изготовления с его помощью прочнейшего стекла для
нового   самолета.   А   также   для    "Крыла",    гиротанка,
рейнджермобиля, да чего угодно, в конце  концов!  Хоть  и  для
окон  штаба,  тем  более  что  одно  не  далее,  как  сегодня,
"разбилось"...
     - Ничего, - приговаривала изобретательница, - "Рейнджеры"
выиграют, ребята вернутся довольными, а к их  приходу  у  меня
уже будет, что им продемонстрировать! А завтрашний  концерт...
Господи, да его сто раз покажут по  телевизору,  еще  надоесть
успеет!

                            * * *

     Когда Гайка, решив  немного  передохнуть,  оторвалась  от
расчетов и чертежей,  то  с  удивлением  обнаружила,  что  уже
совсем стемнело. Она съехала по горке в  гостиную  и,  включив
свет, посмотрела на часы. Без пяти  десять.  "Ого!",  подумала
она, "я проработала без передышки больше шести часов!.. Но где
же  ребята?  Матч  должен  был  давно  закончиться..."   Мышка
спустилась в гараж, но рейнджермобиля  там  не  было.  Что  же
могло их так задержать? Она ощутила, как в груди лавинообразно
нарастает холодный ком. Уж не случилось ли чего? Все-таки 13-е
число...
     -  Господи,  да  что  я   себя   накручиваю?!   Наверняка
"Рейнджеры"  выиграли,  и  ребята  просто  зашли   куда-нибудь
перекусить и отметить их победу! - громко  отчитала  она  саму
себя. Стало немного легче, но ощущение  холода  не  проходило.
Она вернулась в гостиную и со словами "вечно пойдут куда-то, а
ты за них переживай!" включила телевизор.
     И мир раскололся.
     Уже сама по себе заставка программы новостей  с  надписью
"Экстренный выпуск" большими красными буквами  на  весь  экран
заставила  ее  похолодеть.   Вид   смертельно   уставшего   от
многочасового  эфирного  марафона  ведущего,  не   скрывавшего
скорби - содрогнуться. А его слова - захотеть проснуться...
     "Эта суббота, 13-е июня,  стала  черным  днем  в  истории
нашего города и  всей  нашей  страны.  Как  мы  уже  сообщали,
сегодня, в 17  часов  23  минуты  по  Тихоокеанскому  времени,
пассажирский самолет "Боинг-747" компании "Нортпасифик  Авиа",
вылетевший в 17:05 из Международного Аэропорта  и  выполнявший
рейс NА10031 Лима-Си-Сити с  промежуточной  посадкой  в  нашем
городе, потерпел катастрофу и рухнул  на  спортивный  комплекс
"Айс-Доум", где в это время проходил финальный матч  за  кубок
Стэнли между командами "Мичиган  Рэд  Ст